St
«Бомжам — труба»
Из-за коронавируса бездомные рискуют погибнуть от холода и голода Коллаж: © Daily Storm

«Бомжам — труба»

Из-за коронавируса бездомные рискуют погибнуть от холода и голода

Коллаж: © Daily Storm

***

— Я сам из Орехово-Зуева. У нас полицейские ездили, по громкой связи объявляли, чтобы все оставались дома, а то поймают и оштрафуют. А мне где оставаться? — Альберт Тарасов закуривает. Он недавно вышел из наркологической клиники, где «лечился от пьянства», — по этому случаю трезв и опрятен. Бездомного в нем выдает только повышенный интерес к содержимому урн и чудовищные деформированные ногти. 


О пандемии коронавируса Альберт узнал два дня назад — в день выписки из наркологички. Узнал, но не испугался. Во-первых, он уверен, что за девять лет бомжевания приобрел иммунитет к большинству заболеваний, во-вторых — регулярная «внутренняя дезинфекция» водкой и самогоном. «К пьянке болезнь не пристанет! Спирт от всего лечит», — поясняет Альберт. 


Куда сильнее вируса его беспокоят изменения в привычном укладе жизни. На опустевших улицах стало не у кого просить милостыню. Благотворительные организации приостанавливают работу из-за карантина — закрываются ночлежки и пункты кормежки. Тем, кто живет на улице, стало практически нечего есть и негде спать. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Альберт
Альберт Фото: © Daily Storm / Дмитрий Ласенко


— Кормили сегодня только на Николоямской. Давали две чашки чая и пюре «Ролтон», — Альберт задумчиво перебирает края потрепанного шарфа, а затем ловко сбивает безобразным ногтем уголек с сигареты и прячет окурок в карман. — А еще социальный патруль теперь у бомжей температуру измеряет. Какой-то аппарат ко лбу приставили, он 37,3 показал. Но сказали, что вируса у меня нет, и пустили поспать в автобус, там хотя бы тепло. А сегодня ночью какая температура будет, не знаете?


Ближайшей ночью температура опустится до минус семи градусов. Альберт проведет ее «в автобусе» — мобильной ночлежке от «Социального патруля» на площади трех вокзалов.


БОМС: Без определенного места самоизоляции


Ближе к обеду у «Ангара спасения» на Николоямской улице становится безлюдно. Основная масса бездомных приходит сюда в первой половине дня. «Ангар» — одно из немногих мест в Москве, где бездомные все еще могут получить помощь. Каток тотальной самоизоляции не затронул это место только потому, что здесь не дают ночлег бездомным. Но коррективы в работу все равно пришлось внести. Внутрь теперь пускают не больше тридцати человек одновременно. Выдают бездомным маски и перчатки — но только если те сами об этом попросят. Средств защиты на всех не хватит.


«Ангар спасения»
«Ангар спасения»


С началом эпидемии число посетителей «Ангара» увеличилось в разы. В «довирусные» времена здесь помогали 60 людям в день. Теперь собирается по 300 человек в сутки. Работать в «Ангаре» остались всего шестеро сотрудников — всех остальных отправили на самоизоляцию. 


Внутри брезентового ангара полумрак и сильный запах лапши быстрого приготовления. По углам сидят несколько человек, держа в руках пластиковые стаканчики с чаем. Здесь бездомные получают самую необходимую помощь — могут поесть, согреться, получить новые вещи и восстановить документы. 


 — Сейчас многие бездомные пытаются уехать из Москвы. Знаю мужика, который на попутках поехал в Ярославль, — с бомжом Валерой я познакомился недалеко он «Ангара». Он бодро вышагивал в сторону платформы «Серп и молот», когда мы встретились на светофоре. 


Валере на вскидку лет пятьдесят. У него пронзительно голубые глаза, седая бородка и приятный басовитый голос. Чем-то неуловимо напоминает священника или писателя. О себе рассказал: живет на улице с ноября, не пьет, бывший спортсмен, сидел в тюрьме.

 

Валера к эпидемии коронавируса отнесся серьезно. Он и сам пытался уехать домой в Республику Коми — но паспорта нет, а значит, нет и билета домой.


Валера
Валера Фото: © Daily Storm / Дмитрий Ласенко


В последние две недели к ежедневным заботам Валеры о пропитании и ночлеге прибавилась необходимость в «социальной дистанции» и личной гигиене.


— Я больше из своей бутылки пить никому не даю, только если в стакан, — Валера указывает на бутылку лимонада в своем пакете. — Есть у меня и маска, и перчатки, спрятал недалеко от вокзала. Я их вечером надеваю, когда иду по общественным местам. Сейчас бомжам — труба. На вокзале не поспать, сразу прогоняют, из метро тоже. У храмов нам раньше и подавали, и кормили. Я в день имел полную сумку продуктов. Просто люди сами отдавали. А теперь даже в магазин пускают не всегда, — Валера раздосадовано машет руками. Он уверен, что вирус уже давно «гуляет» среди жителей улиц — и боится за свою жизнь.


— Три дня назад мы спали в машине социального патруля. При мне у санитара температура до 37,5 поднялась, потом около 40 была. Сейчас, говорят, он умер. И на следующий день в очереди нам измеряли температуру, у одного бомжа тоже была высокая температура. Социальный работник вызвал скорую, пока она приехала, бомжа увезли с температурой под 40. Это только при мне двоих вот так!



Директор приюта «Теплый прием» Илья Кусков также отмечает, что в последнее время намного чаще стали встречаться бездомные с симптомами ОРВИ. На помощь они рассчитывать не могут.


Правительство Москвы, выпуская указ о всеобщей самоизоляции, не дало никаких инструкций насчет тех, у кого дома нет. Государственная социальная система не обеспечивает необходимыми для соблюдения карантина условиями всех бездомных. Сколько их в Москве, точно не знает никто. Официальная статистика не учитывает приезжих — а их среди бомжей около 90%. По неофициальной статистике, в Москве до 80 тысяч лиц без постоянного места жительства.


Проблему с их размещением не удавалось решить и раньше. В столице работали примерно шесть организаций, которые позволяли бездомным переночевать. Сейчас половина из них закрыта. Государство предлагает только Центр социальной адаптации имени Глинки на Иловайской улице. 


Фото: © Daily Storm / Дмитрий Ласенко
Фото: © Daily Storm / Дмитрий Ласенко


«Нет мест для самоизоляции. Сейчас как раз будем писать запросы в отели о возможности размещения хотя бы двух-трех людей пожилого возраста. Все основные центры либо закрыты на карантин, либо принимают в изоляторы», — говорит координатор сети организаций «Если дома нет» и психолог службы помощи бездомным «Каритас» Надежда Клюева. 


Руководитель проекта «Дом трудолюбия «Ной» Емилиан Сосинский рассказал, что бездомные в последнее время к нему чаще стали обращаться за помощью, но сейчас он бессилен.


«Нам звонят, но мы сейчас не принимаем, потому что вся наша система построена на самофинансировании: у нас бездомные, проживающие в рабочих домах, зарабатывают и половину зарплат отдают на содержание стариков и инвалидов. Сейчас работы сокращаются каждый день, стройки закрываются, поэтому денег на открытие новых приютов у нас нет», — пояснил Сосинский.


По словам Сосинского, бездомные «наконец поняли, что с улиц надо бежать», но бежать им некуда. 


Правительство, рынки и кинозалы — где изолируются бездомные в остальном мире?


С проблемой размещения бездомных столкнулось большинство государств, переживающих эпидемию нового коронавируса. Правительства этих стран открывают временные убежища в самых неожиданных местах. 


Например, мэр Монреаля анонсировала два новых пункта размещения. Один из них — на рынке Бонсекур, закрытом на карантин. Там откроется убежище на 50 коек. Другой — в спортивном центре Jean-Claude Malépart, там разместятся 60 человек. Кроме того, в городе уже открыты убежище в комплексе зданий канадского правительства и палаточный лагерь.


В США бездомные самоизолируются в гостиницах, мотелях и трейловых парках. Кроме того, ночлег можно найти и в церквях. 


В Каннах переоборудовали в убежище один из залов, где обычно проходит кинофестиваль. В целом во Франции для бездомных стараются снимать номера в гостиницах. Их арендует государство по льготным ценам — в условиях общего спада это позволяет поддержать гостиничный бизнес.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...