St
Немецкие женщины вяжут игрушки детям Донбасса
18+
Представитель общества «Немецко-русские братские души» Александр Климентов — о главной черте русских людей Коллаж: Daily Storm

Немецкие женщины вяжут игрушки детям Донбасса

Представитель общества «Немецко-русские братские души» Александр Климентов — о главной черте русских людей

Коллаж: Daily Storm

Впервые в Донбасс русский немец Александр Климентов приехал в далеком 2016 году. Он и его супруга-немка отправились туда вместе с представителями фонда «Мост добра». Александр — как переводчик группы, жена — как фотограф. И попали в самую гущу событий. С тех пор Александр принимает непосредственное участие в гуманитарной миссии. Поскольку, по его словам, совесть — главная черта русского человека. В интервью Daily Storm музыкант и представитель сообщества «Немецко-русские братские души» рассказал о том, как повлияли антироссийские санкции на жизнь в Германии, об отношении немцев к украинским беженцам и о том, как простые немцы помогают детям Донбасса.


Кукловод Байден, или Как Германия танцует под дудку США


В современной Германии много чего не так. Зависимость от США очень велика: не только в финансовом, индустриальном и политическом аспктах. Каждый человек может видеть, что Германия танцует под дудку Америки. Они [США] могут просто палец поднять — и сразу туда на ковер едет канцлер Шольц. Все правительство состоит из людей, которые не имеют никакого понятия о том, что они делают. Внутренние дела делаются человеком психически нестабильным. В первую очередь я имею в виду Министерство иностранных дел Германии. Тот же Шольц [Олаф Шольц — канцлер ФРГ] ушел в жесткую оппозицию к России, потому что Америка ему указывает, что делать. Меркель [Ангела Меркель — экс-канцлер Германии] была чуть более независимой, но свой первый визит за границу она также сделала туда. Они ездят в США и докладывают, что они полностью поддерживают политику Запада с абсолютным лидерством Америки. Меркель была поумнее чуть-чуть, канцлер Шольц пытается вести аналогичную политику. Если у Меркель что-то не получалось, она пропадала на месяц, а потом появлялась. Шольц думает, что у него такая же политика пройдет, но народ уже очень устал.

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Фото: Global Look Press / Michael Kappeler
Фото: Global Look Press / Michael Kappeler

Санкции против России отразились на Германии. Цены на продукты питания, отопление, воду, страховки, бензин выросли очень сильно. Продукты подорожали в два раза. По телевизору нам говорят, что инфляция маленькая, а в магазине совсем другие цены я вижу. Нам добавили немного зарплату — на 3%, а стоимость жизни увеличилась на 30-40%. Средний класс просто методично уничтожается.


Знаете, те люди, с которыми я общаюсь, напротив, стали еще больше любить Россию, потому что русские встали на защиту своих граждан. Есть, конечно, прослойка, которая почему-то держится курса правительства и слушает, что диктует Америка. В основном это предприниматели большого калибра, которые зарабатывают на том, что сейчас в Германии происходит. Как это обычно бывает во всех странах: можно из всего делать деньги. Вот американцы делают деньги на горе простых людей — и им это нравится.


Украинских мужчин готовятся выселять из Германии


В начале СВО даже мои некоторые знакомые ездили на границу с Украиной и привозили беженцев в Германию нелегально. Правительство закрывало на это глаза. Очень показательно, что сейчас, вот когда я ехал в Россию, на немецко-польской границе 10-километровая очередь. Там останавливают все машины, проверяют и ищут беженцев. Ищут любого и возвращают на Украину. Они уже надоели всем. Ездят на своих дорогих машинах в Германии без страховки. Если что произойдет, то говорят: «Ну, так бывает». Раньше к ним относились как к чему-то великому, а сейчас их пытаются отстранить. Я слышал, что всех мужчин планируют собрать вместе и отправить на Украину назад, на фронт.

Фото: Global Look Press / Frank Hammerschmidt
Фото: Global Look Press / Frank Hammerschmidt

Мне кажется, что Евросоюз и дальше будет кормить завтраками Украину по поводу ее вступления в НАТО. Потому что принять с полностью разрушенной экономикой страну, которая сидит в долгах и где продолжается военный конфликт, будет нарушением самого закона ЕС. Такие страны запрещено принимать как в Евросоюз, так и в НАТО. Помню, когда принимали балканские страны (Румынию и Болгарию), они должны были доказывать, что у них своя экономика работает и они не только на донорские деньги хотят жить. Почему сейчас Украина не должна этого делать?! Не знаю!


Путин — лучший президент не только для России, но и для Евросоюза


Я сам выступаю за Россию и за Путина, потому что он — лучший президент для России. Что уж там — для всего Европейского союза. Потому что Россия на равных предлагает условия сотрудничества. Не как Запад — высокомерно и надменно относится к нам, к вам и к остальным. 


Я считаю, что российская политика — правильная. Нужно было уже давно заниматься этим и не допускать конфликт, который разросся до таких масштабов. Потому что наглость западного мира давно пересекла все линии. Это видит немецкий народ. Меня всегда спрашивали: «Почему молчит Путин? Почему не вмешается Россия? Ведь там живет русский народ». Я отвечал, что это высокая политика и они [российские власти] знают, что делают. Маленький человек не воспринимает ту информацию, которую видит большой политический круг. Всегда нужно объяснять все людям с логикой.

Украинские беженцы
Украинские беженцы Фото: Global Look Press / Roberto Pfeil

Я считаю, что, безусловно, лучше жить в России. Объясню почему: среднестатистический немец среднего класса, который работает, занимается своей семьей где-то полтора часа в день. Кто воспитывает детей: детский сад, школа? При этом по какой программе — никто не знает. Представьте только, уроки сексуальной ориентации у детей начинаются с трех лет. Я — христианин, верующий человек и считаю, что то, что там происходит, — сатанизм! Это массовая истерия. Все обновления, которые происходят, — не к добру.


Немецкие женщины вяжут игрушки для детей Донбасса


Впервые я приехал в Донбасс в ноябре 2016 года. Во второй половине 2015-го мы решили, что есть время: собрали немного денег и начали помогать. Первый визит в Донбасс был с организацией «Мост добра». Они попросили меня как переводчика поехать, а супругу — как фотографа. Мы попали в самую гущу событий: в Горловку, Зайцево. В разбитой школе в Буденовске мы хотели возложить цветы к памятнику, и солдаты нам говорят: «У вас две секунды: вышел, положил и ушел». Промедлите — и будет пуля в голове. В разбитой школьной столовой я забрал обгоревшую от пороха алюминиевую ложку. Вот такие мои первые впечатления были. Больницы в отвратительном состоянии были. Мы приезжали в хоспис в Зайцево. 250 метров до противника. Туда зайти было нельзя, в больнице вонь стояла. И сидел директор больницы в хорошем кабинете — он сразу написал на нас заявления в полицию и прокуратуру. Вот только при следующем визите его не было. Это тоже наша миссия. Чтобы не было такого, что директор больницы на государственные деньги ведет себя как король, а больные гниют. И вот когда это увидишь, тебе совесть не позволяет сказать, что это не твое. Совесть — это черта русского человека! Когда украинцы ввели войска в Донбасс и стали убивать мирных детей, мы сказали: «Никто, кроме нас!» Никто. И все, я привык, я в армии был.

Мы не ездили в Донбасс только в 2020 году, потому что бушевала пандемия коронавируса. В 2021 году нас пустила организация «Патриоты Новороссии», с которой мы работаем в Донецке. Они даже собрали специальную комиссию, чтобы нас вдвоем пустить. 9 Мая мы были единственными иностранцами — граждане Германии, которые стояли на площади Ленина и смотрели парад. Я жене говорю тогда: «Смотри, какие мы важные!»


Сейчас мы запланировали встретить наши дружественные организации в Донбассе, с которыми мы годами работаем. Мы привозим им все, что можем привезти: финансовую помощь, что-то для детей и стариков. Там много детей, которые нуждаются в помощи. И не там, куда все приезжают, а на линии фронта. Я первый раз, когда ездил туда, потом неделю есть не мог. Как люди там живут и в каком состоянии. Нас бомбили сильно. Да, к этому привыкаешь. Мы попали в Старомихайловке под сильный обстрел. Как раз в тот момент, когда мы раздавали пакеты с гуманитаркой. В этот момент в полутора километрах от нас шел сильный бой. Это было в 2021 году. Мы прямо тогда переезжали за КПП и передавали людям в серую зону средства гигиены, медикаменты, еду. Можно было звонить в администрацию поселка, и там знали, сколько детей, стариков, что нужно.

Из Германии медикаменты мы не привозим: все можно купить в России. В основном мы собираем финансовые средства. Мы также возим медицинское оборудование. В Германии происходит медицинская реформа и больницы закрываются. И работники сдают оборудование рабочее на свалку. С нами сотрудничает организация «Будущее Донбасса», и у них есть возможность все это забрать: шкафы, кровати, инкубаторы для недоношенных. Из предпоследней машины, которую мы загрузили, у нас немцы забрали все кастрюли и сковородки из нержавеющей стали. На мой удивленный вопрос «Почему?» мне ответили, что из нержавеющей стали можно делать танки. Я был в ярости, сказал, что у меня в плече титановые шурупы и я их тоже могу вытащить. Это абсурд полный! 


Моя жена работает волонтером в Германии с больными раком. И вот там больные женщины вяжут игрушки для детей Донбасса. Мы везем чемоданами игрушки. Сейчас стало сложно все это возить. В основном дом малютки или медицинская больница просят дезинфицировать игрушки. Потому что боятся биологических средств, которые могут использованы как оружие. Но сам факт, что немецкие женщины вяжут игрушки детям, которые живут на передовой или лежат в больнице, — это замечательно! Привозим печенье и изюм вместе с игрушками детям, которые болеют лейкемией. Нас однажды спросили: не хотим ли мы сделать фотографию с детьми? Естественно, я отказался. Единственное, мы всегда фотографируемся с главврачом, чтобы люди видели, что помощь достигла адресата. Потому что в 2014 году, когда все начиналось, некоторые организации собирали гуманитарную помощь и продавали в Польше на рынке.

В Донбассе очень хорошо принимают помощь от Германии. У нас очень много наград общественных за то, что мы делаем. У нас грамот много. Каждый, кто был в Донбассе, получает награду. Если, конечно же, заработал. Государственных наград нет, потому что это неофициально, но общественных наград предостаточно.


С начала 2014 года нам удалось перевезти 42 грузовика, сейчас готовится 43-й. Это, конечно, не наша заработанная слава, это «Будущее Донбасса», у них больше связей. В январе я планирую приехать в Донецк.

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...