St
«Когда папа умер, у него под подушкой нашли хлеб. Он хранил его для меня»: Лариса Лужина рассказала, как выживали в блокаду
18+
В России готовятся вспоминать одну из самых важных дат в истории Великой Отечественной войны Коллаж: Daily Storm

«Когда папа умер, у него под подушкой нашли хлеб. Он хранил его для меня»: Лариса Лужина рассказала, как выживали в блокаду

В России готовятся вспоминать одну из самых важных дат в истории Великой Отечественной войны

Коллаж: Daily Storm

Почти 900 дней и ночей. Мерзлый невский лед и бесконечные воздушные атаки. 27 января исполнится ровно 80 лет с момента полного снятия блокады Ленинграда. Помнит это страшное время и народная артистка РСФСР Лариса Лужина. Когда на город падали бомбы, они с сестренкой прятались под кроватью, а звук метронома звучит в ее голове и сейчас. Быстрый стук означал тревогу! Медленный — отбой.


— Лариса Ивановна, доброе утро! Расскажите, как вы встретите этот день? Может быть, соберетесь с родными? Или пойдете в храм?


— А вы знаете, 27-го числа я как раз буду в Ленинграде, куда меня пригласили участвовать в памятных мероприятиях. Приглашали и в Москве, но я немножко приболела. А дома — нет, мы обычно не отмечаем. Да и не с кем: мама уже умерла. Папы и сестры не стало еще в блокаду. Ну если только с сыном.

Читайте там, где удобно: добавьте Daily Storm в избранное в «Яндекс.Новостях», подписывайтесь в Дзен или Telegram.

Лариса Лужина
Лариса Лужина Фото: Global Look Press / Геннадий Усоев

— Говорят, нет такого города, который пережил столько страданий, как Ленинград. А сколько вам тогда было?


— В то время я была совсем маленькая. Ну как маленькая? Два — три с половиной года. И конечно, я не все помню. Но чего мне никогда не забыть — это звук метронома, который так и стоит в моей голове.


Тук-тук. Тук-тук. Он возникает до сих пор! И — звук воздушной тревоги.


А еще мама часто рассказывала такую историю... Уходя на работу, она всегда говорила моей сестре: «Люсенька, если начнется бомбежка, хватай Лару и беги в ближайшее убежище!»


Но Люся так боялась этих звуков, что, услышав тревогу, хватала меня за руку и вместе со мной залезала под кровать.


Слава Богу, в наш дом не попадало. Но когда мама заканчивала смену (она трудилась на «Красном треугольнике») и бежала нас искать, в укрытии нас не было. Нас находили дома. Забившимися в уголочек.

Жители блокадного Ленинграда выходят из бомбоубежища после отбоя тревоги
Жители блокадного Ленинграда выходят из бомбоубежища после отбоя тревоги Фото: РИА Новости / Борис Кудояров

— Я представляю, как вам было страшно!


Люся была старше меня всего на три года, и умерла, когда ей было лет шесть...


А еще помню мамин рассказ, как ей приходилось варить кожаные ремни. Папа был штурманом дальнего плавания и носил морскую форму. И вот из этих ремней нам делали бульончик, у которого был хоть какой-то мясной запах. То же самое с обоями. Их же клеили на муке! Поэтому жители Ленинграда сдирали их со стен и переваривали. Это помогало обмануть желудок.


Ну а бабушку убило осколком.


Они с мамой шли за дровами, и вдруг воздушная тревога. Бабушка успела крикнуть: «Ложись!» Но когда все закончилось, мама встала, а она уже нет. Вот такие у меня воспоминания о блокадном Ленинграде!

Памятник Петру I во время блокады Ленинграда
Памятник Петру I во время блокады Ленинграда Фото: Global Look Press

— А где ее похоронили?


— Честно говоря, я даже не знаю. Вот папу я нашла. Он лежит в братской могиле на Пискаревском. А где она...


— Папа тоже умер в блокаду?


— Да. От истощения. Это было еще в 42-м. Он служил в ополчении и защищал форт «Серая лошадь» — это где-то под Кронштадтом, и после ранения был отправлен домой.


А когда его не стало, мама нашла у него под подушкой все кусочки хлеба, которыми она пыталась его кормить. Оказывается, он хранил их для меня!


27 января я обязательно приду к нему на могилу и принесу ему цветы. И ему, и всем, кто лежит вместе с ним!

Суточная норма хлеба, выдаваемая жителям блокадного Ленинграда
Суточная норма хлеба, выдаваемая жителям блокадного Ленинграда Фото: РИА Новости / Владимир Богатырев

— Ваше главное пожелание детям войны?


— Здоровья! Потому что мы уже в преклонном возрасте, и спасибо Богу, что мы до него дожили. Вот мне уже 85, а ведь кому-то под 90!


Поэтому только здоровья! Каждый день просыпаться и видеть солнце!


Ну и любить окружающих. Любить своих родных, внуков, правнуков. Бережно относиться к тем, кто рядом. С вниманием, добротой и состраданием. Вот это — главное!


— Вы сказали, что вам почти 85. А по вам и не скажешь!


— Но все равно годы берут свое. Как говорят, паспорт не изменишь. Хорошо бы его потерять и получить заново. Но чтобы в нем был уже не 1939-й, а, предположим, 1959 год. Как бы это было здорово!

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...