St
Слава КПСС: Я хотел писать депутатские запросы на рэперские тексты, чтобы уничтожить рэп-движение в России
О политических амбициях, сотрудничестве с партией «Зеленая альтернатива», агитлозунгах и Хованском — в интервью Daily Storm Коллаж: Daily Storm

Слава КПСС: Я хотел писать депутатские запросы на рэперские тексты, чтобы уничтожить рэп-движение в России

О политических амбициях, сотрудничестве с партией «Зеленая альтернатива», агитлозунгах и Хованском — в интервью Daily Storm

Коллаж: Daily Storm

Вячеслав Машнов, он же рэпер Слава КПСС, — некогда претендент на выдвижение в депутаты Госдумы от партии «Зеленая альтернатива». Однако его политический путь так и не успел начаться. В конце июня представители партии заявили, что не смогли договориться с исполнителем о сотрудничестве. В интервью Daily Storm Слава КПСС рассказал свою версию событий. Кроме того, рэпер поделился мнением насчет истории с Юрием Хованским, ареста Навального, а также объяснил, почему Антон Красовский должен стать мэром Санкт-Петербурга.


— Еще до съезда «Зеленой альтернативы» представители партии рассказали нам о вашем сотрудничестве. Насколько мы знаем, вы так в партию и не вступили? 


— Нет, так и не вступил.


— А как вы вообще пришли к «Зеленой альтернативе»? Потому что нам сообщили, что все завязано на дружеских отношениях. То же самое вы говорили на стриме, где называли их своими друзьями. Кто вас свел с этой партией? 


— Там была история. Есть такое заведение в Питере — «Корчма». И там, в этой «Корчме», содержится свинка. Там такой загончик, и свинья живет прямо в ресторане. Мы зашли как-то поесть вареников туда, и я возмутился, что свинью используют как некий выставочный экспонат. Я тогда попытался эту свинку вызволить. И приехал наряд полиции, меня забрали. Я вот этому другу позвонил, а он плотно общается с людьми из партии. Он сказал: «Есть ребята, которые за экоактивизм и все такое». И вот они мне помогли, прислали адвоката, и все благополучно закончилось.


— А кто этот друг, если не секрет?


— А, да это не важно. В общем, товарищ. 


— Какие у вас на данный момент взаимоотношения с лидерами партии — Русланом Хвостовым и художником Василием Ложкиным?


— Последний разговор у нас состоялся, когда я был на Голубых озерах в Казани (в конце июня. — Примеч. Daily Storm). Я как человек честный свою программу им написал, как я собираюсь действовать, лозунги свои. Придумал лозунг отличный, как мне кажется: «Раньше я бухал, а теперь есть «Зеленая альтернатива». Еще был отличный лозунг: «Поднялся сам — подними Россию». Описал, какие акции и идеи продвигать, и мы на этом не сошлись. Они сказали, что лозунги слишком радикальные. Я им описывал акцию, которую хотел провернуть, например: депутатский мандат мне нужен для того, чтобы меня привязали и на жерди на Невском проспекте подняли. А я бы, извините за выражение, достал свой хрящ любви, и эта акция называлась бы «*** народу».


Потом у нас возникли разногласия по поводу веганства: я узнал, что не все в партии «Зеленая альтернатива» вегетарианцы и веганы. Сказал, что если я буду в партии, то мы должны исключать из организации всех, кто ест мясо, а также продвигать эту идею в Госдуме. Но, видимо, у них там есть какие-то друзья-мясоеды, темные силы какие-то. Были еще другие идеи: я предлагал сразу выступить с инициативой от партии, в качестве привлечения внимания сделать гимном России FREEHOVA в честь Юрия Хованского.


— Но они отказались от этих идей?


— Да, сказали, что это какие-то слишком радикальные вещи. Самая замечательная идея еще, которую похоронили, — ратовал за строительство государства амбидекстров. Всех детей должны учить владеть левой рукой, а если левши — то правой. Таким образом будут развиваться оба полушария мозга. Мы получим передовое государство буквально за одно поколение. Но, думаю, мои идеи не совсем поняли и не оценили по достоинству. Хотя в целом мы на дружеской ноте разошлись. Так что пока, мне кажется, до настоящего авангарда русская политическая жизнь не доросла еще.


— А как завершились ваши переговоры? То есть вам просто позвонили и сообщили, что вы не будете от нас депутатом? 


Мне сказали, что это все очень радикально, нам нужно еще подумать, что-то в таком русле. А потом я уже прочитал в интернете, что от «Зеленой альтернативы» будет выдвигаться кто там... Я не помню. Бьянка?


— Дайнеко.


Ну Дайнеко, Бьянка — вот это все, да. 


— А что думаете по их итоговым кандидатурам? 


— А кто у них в итоге? Ложкин?


— Нет, Ложкин не стал выдвигаться в федеральный список. Главные кандидаты — Дайнеко и еще четверо активистов. 


— Ну, я думаю, Дайнеко — уважаемый политолог, и желаю ей победы на президентских выборах в 2024 году. Ей будет сложно, потому что Андрей Замай планирует в этом году еще выдвигаться. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


— Мы про это еще спросим попозже. Вы должны были в федеральном списке пойти или где-то в одномандатном округе? 


— Да, в федеральном списке.


— В целом, после того как вас не выдвинули, вы планируете в дальнейшем сотрудничать с «Зеленой альтернативой»?


— Пока не знаю. Если ребята созреют до моих идей, потому что сотрудничество должно интересовать обе стороны. Вот им предлагал такой отличный лозунг: «Я не смерть Джона Сноу и его последующее воскрешение. Я не спойлер». Если ребята созреют до моих идей, будут поддерживать так, как я их идеи, то мы могли бы поработать. Но пока это кажется им чересчур радикальными методами. Посмотрим, что будет дальше, получится ли что-то у Дайнеко на этом поприще.


— Вы собираетесь как-то продолжать свою политическую карьеру? 


— Сначала я свой политический текст закончу. Я работаю над книгой «Политика антихайпа». Думаю, ее опубликую, и там всем сразу станет понятно относительно моих политических взглядов, и от этого уже можно будет плясать. 


— На данный момент что думаете в целом о политической ситуации в стране? 


— Я скажу так: политическая ситуация в стране ****** (отлично).


— Вы должны были быть кандидатом в Госдуму. Что думаете о Госдуме? Для вас это реальное место, где можно что-то изменить в политике? 


— Мне кажется, талантливый человек в любом органе, даже моментами неэффективном, найдет, как его для себя приспособить, если есть какие-то рычаги. Вот я хотел писать депутатские запросы на рэперские тексты, чтобы уничтожить рэп-движение в России, но мне этого не дали. Интересный инструмент, конечно, интересный. 


— Что думаете о нынешних политиках? Может, для вас кто-то является авторитетом на данный момент? 


— Наверное, нет. Ну а так Лимонов был прекрасен в свое время. На данный момент, я думаю, нет таких. Но Антона Красовского хотелось бы видеть где-нибудь в кресле мэра. 


— Мэра Петербурга? 


— Да. Мне кажется, гей-движение недостаточно представлено во властных структурах. Это был бы интересный прецедент. Потому что есть женщины, есть мужчины, а геев открытых почему-то нет. Или, может быть, я недостаточно осведомлен? 


— Мы, к сожалению, не знаем тоже. 


— Ну вроде бы нет. Поэтому хотелось бы, чтобы Антону Красовскому, например, дали какую-нибудь должность. Ну и свободу Хованскому. 


— На стриме, где вы объявили о своем выдвижении, вы сказали, что оппозиции нужен новый лидер. И вы сказали: «Почему бы не я?» Сейчас вы по-прежнему готовы им стать?


— Да, но чуть-чуть попозже. Мне кажется, нужна теоретическая работа серьезная. Сейчас я работаю над своей книгой «Политика антихайпа». Ну а пока хочется надеяться на Юлию Навальную. Я еще предлагал ребятам (из «Зеленой альтернативы». — Примеч. Daily Storm): если буду баллотироваться, сразу запишу рэп-клип «Я — Юлия Навальная». 


— А о чем он был бы? 


— Там был бы только рефрен: Я Юлия — Навальная, у! Я — Юлия Навальная, у! Просто обозначить себя, что оппозиция была обезглавлена. И как власть переходит к королеве после смерти короля, так и сейчас оппозиция должна принадлежать Юлии Навальной. 


— Кстати, по поводу этого. В феврале вас арестовывали на семь суток. Вы на акции в поддержку Алексея Навального выкрикивали непристойные лозунги…


— А какой лозунг вы считаете непристойным?


— Не я, а правоохранительные органы посчитали. В связи с этим вас и задержали, правильно?


— Я ни один свой лозунг, что там сказал, непристойным не считаю. Самый непристойный лозунг — ну, возможно, им с натяжкой можно посчитать «Даву в тюрьму, Бузову в Госдуму». Наверное, он отчасти может показаться кому-то непристойным. Но ничего непристойнее я на этом митинге не произносил. 


— А по поводу клитора...


— А что непристойного в клиторе, извините меня? Это анатомический термин. Вот если бы я кричал «пися» — это было бы непристойно? 


— Возможно, кто-то посчитал бы, что да.


— Ну я это непристойным не считаю. 


— Было ли это как-то связано с предстоящей предвыборной кампанией, может быть, в рамках «Зеленой альтернативы»? Или на тот момент никаких разговоров об этом не было? 


— Нет, ни с чем это связано не было. Только с моим игривым настроением. 


— А как сейчас относитесь к Навальному? 


— С сочувствием. Человек все-таки в тюрьме сидит.


— А что думаете по ситуации с Хованским? «Зеленую альтернативу» эта ситуация не отвратила от сотрудничества с вами. А для вас эта ситуация что-то изменила? Может быть, вы стали осторожнее в выступлениях или с потенциальной политической карьерой? 


— Я не знаю на самом деле, насколько политическая карьера Юры повлияла на то, что произошло. Но мне это разбивает сердце, потому что мы все видели ужасные действия сотрудников полиции. Почему на этот счет не проходит никакой проверки? Была сфотографирована квартира человека. Полиция, видимо, судя по всему, продала эти фотографии или слила как-то в Сеть. Почему это уже кажется нормой, почему нет проверки на этот счет? Явно человеку нужна помощь, а его еще и в тюрьму заключают. Это мне тоже кажется людоедством неким. 


— Может быть, сейчас вы как-то помогаете Хованскому?


— А как я могу ему помочь? Я, к сожалению, таких рычагов воздействия не имею. Планирую только письмо сесть ему написать.


— А что напишете, если не секрет? 


— Не знаю, думаю придумать каких-нибудь шуток, которые могут его развеселить, потому что он в своем письме просил не писать ему вещей вроде «у меня разрывается сердце», а просто как-то повеселить его, поскольку атмосфера и так мрачная. Вот у меня есть сборник анекдотов. Может, анекдотов ему пришлю каких-нибудь. 


— Насколько я знаю, он любит анекдоты.


— Да, вот у него в TikTok было много анекдотов классных.


— Скажите, а от других партий поступали какие-нибудь предложения о сотрудничестве? 


— В этот период — нет. Раньше — да, и с ЛДПР, и с КПРФ как-то общался, но к взаимопониманию какому-то не пришли тоже. 


— И сейчас от них никаких вестей нет? 


— Нет-нет, сейчас я тайм-аут себе взял, мне нужно немного поработать. 


— Это с вашей стороны тайм-аут. А с их стороны предложения поступают? 


— Ну да, люди всегда заинтересованы в гениях. 


— Даже ЛДПР, где Хованский был помощником депутата? 


— Не, сейчас не общаюсь с ними, но вот раньше общался. Сейчас я ни с кем не общаюсь. 


— Вы раньше упоминали зеленых анархистов. Может быть, какие-то организации или каких-то представителей знаете, как-то взаимодействуйте с ними?


— Нет, сейчас ни с кем не взаимодействую.


— А раньше?


— И раньше ни с какими институциями такими нет.


— По поводу Замая — если бы вы баллотировались и стали депутатом, вы бы взяли его помощником себе?


— Да. И более того, у нас была договоренность, что если я стану депутатом, он может стать моим помощником на том условии, что прекратит есть мясо. Посмотрим, что Замай в 2024-м отчебучит, у него большие планы на 2024 год. 


— По поводу пари с Замаем: если вы попадете в Госдуму, то он не будет три месяца есть мясо. Это пари еще в силе?


— Да, конечно.


— Клип «Замай 2024» — это реальная агиткампания к выборам президента? То есть он хочет стать кандидатом в президенты? 


— Да, он надеется за три года состряпать себе политическую карьеру и в 2024-м выдвинуться. Посмотрим, как у него это получится. Мне к 2030-му хотелось бы стать мэром Хабаровска. 


— Хабаровск — потому что ваш родной город?


— Да. Но ни в коем случае не губернатором. Они плохо кончают. 


— По поводу этого… Ваша позиция по ситуации с Сергеем Фургалом? 


— Я не знаю. Я, наверное, не возьмусь сейчас высказывать какую-то позицию. Я уже высказывался в интервью «Дождю» на этот счет. Сейчас мне неинтересно высказываться на эту тему. 


— Став депутатом, кого из медийных личностей, помимо Андрея Замая, вы бы взяли себе в помощники? Может быть, Юрия Дудя секретарем или Филиппа Киркорова? 


— Я думаю, мы бы собрали нормальных левых ребят: это были бы Стас Ай, как просто, Женя Bad Comedian, Константин Семин. Я с ними никаких переговоров не вел, просто называю их имена, они даже не в курсе. Но если б я стал депутатом, то обязательно пообщался с этими людьми. Мне кажется, это люди, у которых есть совесть, которые заинтересованы в процветании нашей страны. 


— То есть они должны быть левых взглядов обязательно? 


— Ну не обязательно, но эти люди, мне кажется, таких кристально чистых помыслов.


— Если бы вы, опять же, были депутатом, стали бы вы сотрудничать с администрацией президента в какой-либо форме?


— Конечно. Депутат — это же все-таки работник определенной институции. Естественно, он сотрудничает с аппаратом президента, иначе быть не может. 


— На ваш взгляд, если бы Оксимирон выдвигался в кандидаты, то от какой партии? 


— Хороший вопрос! Давайте я посмотрю, какие партии существуют зарегистрированные. Мы сейчас какую-нибудь подберем. Я думаю, Партия добрых дел, защиты детей, свободы, природы, пенсионеров, против насилия над животными. Отличная партия для него. 


— А почему? 


— Мне кажется, это описывает полностью его кредо в жизни. Ну либо Народно-патриотическая партия России — Власть Народу. 


— Но ни в коем случае не «Зеленая альтернатива»?


— Ну нет! Знаете, хозяйка на кухне должна быть все-таки одна.


— Последний вопрос: что бы вы сказали критикам и хейтерам, которые называют вас спойлером? 


— Я уже говорил, у меня был такой политический лозунг, но можно переиначить. «Я не Ниа, который подменил Ягами Лайту страницы в тетради смерти, я не спойлер».


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...